Старгород

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Старгород » Избы » Старая, но крепкая избушка Темира


Старая, но крепкая избушка Темира

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Стоит не то что бы на отшибе, но среди домиков, где каждый третий домишко разваливается. Скоро изба Темира станет именно такой третьей, потмоу что она хоть и была богата да ладна, но время берет своё: домик стоит, но уже ветшалый. Ставни раньше расписные, но сейчас уже ничего не видно. Да и заржавели петли то, ставни можно только попытаться закрыть наполовину. Крыша латанная. Крыльцо крепкое, но уже уходящее к землю.
В сенях дровишки, топор на гвозде всегда ведро с водой. Если кто заходит – дать напиться. Над дверью подкова на счастье. Единственный оберег во всей избе и то сомнительный.
Комната одна, но большая. Пол дощатый, немного скрипит, посередине люк в подпол где хранятся крынки с молоком, березовым соком, овощами. У дверей, у стены, широкая низкая лавка. На стену там же можно повесить на гвоздь одежду. Посреди комнаты беленая печка, на которой могут уснуть два человека, вместе с объёмистыми лоскутными одеялами и сбитыми подушками, которые так и лежат в куче. Стол у окошка большой, с толстой столешницей. Хозяин дома ест обычно стоя, как лошадь и торопясь, поэтому на стол редко накидывается скатёртенка. Вместо стула – большой сундук. В сундуке вещи старой бабки, мешок с деньгами на самом дне, обереги. Стол чаще заставлен пустой посудой или на столе спит котяра, хотя он больше на подоконнике любит дремать.
Под потолком развешены уже потемневшие пучки трав, поэтому в избе запах сена и полыни. Поскольку все эти травы развесила еще прежняя хозяйка, они рассыпаются от одного прикосновения. А поскольку потолок не высокий,  вам придется либо чуть склонять голову, либо вытряхивать травы из волос. В углы не лазить - там живет хлам, да такой, что леший не разберет.

Отредактировано Темир (2008-12-26 23:05:03)

0

2

Лоскутное одеяло было сшито еще старой. Толстое и тяжелое, оно, кажется, вырубало, стоило им только накрыться. Как волна теплая накатывала и не было сил пошевелится. А может Темиру всё это чудилось, потому что его до сих пор мучала простуда. Старгородские зимы он переносил плохо. Бабуля говорила, что когда он обычно сваливался в январе-декабе с ног и его бил колотун, он всё бредил степями и лопотал на родном.
Озноб благо уже прошёл ночью и под утро молодец забылся сном. Но не тут то было. Чуть светило поднялось – за окном ведра грохочут.  Соседки идут за водой.
- Поди ж ты, пожар такой был. До утра тушили! – голосила одна баба. Темир высунулся из-под одеяла, прищуриваясь. Про себя бабу он проклял.
- Да ладно тебе брехать то, до утра-а, - ответила её соседка, но уже тише. Голоса удалялись.
«О бабы… Голосисты, что через стену слышу», - Темир потер правую щеку, на которой было уже немного колючей щетины и ткнулся в подушку.  Подушка недовольно мяукнула. Разбудили «подушку» понимаете ли.
- А  поди ж ты, морда, не ушел? – спросил Темир, не поднимая головы и почесывая кота за единственным ухом. Кот перестал недовольно водить хвостом, замурчал, убаюкивая.
Одноухая черная морда заявилась в сенях избы вчера, вероятно спасаясь от холодрыги. Хозяин избы прикатился из конюшен поздно, уже было темно – глаз выколи. В сенях ему что-то под ноги метнулось. Глянул получше – в углу два глаза сверкают. Одичавший черный кошара, злой зараза. Всю руку расцарапал Темиру, когда он попытался вытащить кошару за шкирку. Потом то он на это дело плюнул, оставил коту молока, а сам на печь. Кто же знал, что злую падлу ночью так подморозит, что она к человеку на печь полезет.

0

3

-> Улицы и площади, Главная площадь.

К избе подошёл Волк. Он внимательно осмотрел её и пришёл к выводу, что изба ему подходит. Он и искал такую. Не постоялый двор, где Волку нечем расплатиться, а обычная изба. Она должна быть не развалюхой, но и не достаточно богатой. Ведьмак надеялся отплатить за постой работой по дому. Может, крыльцо починить или крышу залатать. Он мужик крепкий, а в таких избах чаще немощные старухи живут, которым тяжёлая работа не по силам. В конце концов, у Волка было несколько медных монет. Для человека, живущего в таком доме, как раз. Вот и расплачусь, если починка не по нраву придётся. В крайнем случае, я могу отдать за постой какие-нибудь целебные травы и порошки. Хотя я что-то размечтался... Меня, поди, вообще на порог не пустят, с такой-то рожей. Ведьмак хмыкнул и потёр шрам на левой щеке, потом почесал бороду. Наконец решившись, Волк зашёл во двор и постучал в старую дверь.

0

4

ООФ: пилять, мог бы ко мне и деликатно, постучать ногой в аську\агент , сказать "Тема, сын сукин, на ролевой отпишись!"" Что уж скромнчать. йадуракдуракдурак. С новым годом ! Х_Х Т_Т

Темир услышал стук в дверь. Как нормальный человече, молодец озадачился, кого занесло к его порогу? Может конюх вышел из запоя, заметил что помощника его нет в конюшнях? "Да не, маловероятно. Что бы протрезвел? Враки!", - Темир поискал под подушкой холщвину, которй перевязывал своё лицо, кое как замотал себе щую и лицо по самый нос и закутавшись в одеяло, как барыня в меха, прошлёпал босиком двери открывать. Что ему как бабе, орать тут "сейчас сейчас! Я только сарафан одену, расчешусь, румянец свекольный нарисую и открою"  ? Ему смущаться не чего. Соломка и соринки хрустели под голыми пятками.
- Чего эт тута, - Темир шмыгнул заложенным носом и толкнул дверь.
Мужик. Вроде обычный, крепкий такой мужик. Тимурка его не знал, но рукой взмахнул, отоходя в сторону и пропуская.
- Заходь. Нече холод в хату, - буркнул из под повязки Темир и пропуская странника, или кого к нему там занесло, закрыл за ним дверь. Пробубнил опять, - Кто такой и отколе будешь?
Не особо гостеприимно он  заговорил, но широкий жест был тот что в до пустил без распросов. Бабка еще старая ему вдолбила, что не редко сторицы ходят по деревне. Не пустишь в избу - проклянут или колодец отравят. Так чего уж нарываться? Тем более, черти знают, ка кэти сторицы выглядят то. Мало ль мужики такие вот?
Из горницы выполз вольяжно, как князь, котяра и хрипло мяукнул, выгибая спину коромыслом - не люб ему стал зашедший гость. Хозяин избы нахмурился.
- Нелюдь?

0

5

Волк пару секунд смотрел на юношу, открывшего дверь. Странный какой-то. Первого встречного в дом пустил. И на бабку немощную не похож. Мог бы избушку и подлатать. Потом ведьмак понял, что рыжеволосый парень довольно сильно болен. Вон как носом шмыгает. Волк выгнул правую бровь в немом удивлении. Он не хотел привлекать к себе внимание, а тут, похоже, любой мог догадаться о его сущности. Волк хмыкнул и пожал плечами:
- Может, и нелюдь, - Волк постоял, разглядывая паренька. Его немного удивила повязка на лице, ну да мало ли что. Каждому есть, что скрывать. Потом словно спохватившись, ведьмак произнёс:
- Меня Волком кличут... Время нынче холодное, а я новый в городе. Мне б переночевать. Я тебе, хозяин, отплачу, чем смогу. А хотя бы и ставенки поменяю.
Как-то невежливо, наверно, такую помощь предлагать. Ещё разобидится, что я его никчёмным хозяином обозвал. Волк глянул исподлобья на юношу и стал ждать ответа.

0

6

ооф: я же просил в случае чего дать мне пинка в какое-нибудь средство связи Тт Обычно на ролевых елси не слышно ответа 36 часов, игрок имеет право съебацо

Котяра зашел за ноги Тимурки, когда от пятку о голень почесал. Кошара с Волка глазищ не спускал, будто бы ожидал - сейчас на него накинется и сожрёт будто.
Сам же хозяин избы только ухмылялся не зло, хотя и этого не заметно было из-за холщевины до носа. Выгонять путника он и не собирался, у него много кто останавливался в избе - никого не гнал. Был правда один странный мужичок, света чурался, словно нечисть какая-то. Ночью к Тимуру пришёл, ночью ушёл, ничего не сказав. Только молоко от него в крынках позеленело и смрад такой остался, что пришлось весь день проветривать. И то ничему Темира этот случай не научил: как держал двери избы настежь, так  и держит.
- А меня Тимуром кличут, - кочевник только прищурил сильней и без того раскосые глаза, когда Волк обмолвился о холодах. "Да уж, не тёплые степи", - буркнул про себя конюх, шмыгнув носом, и заговорил хрипло, - Переночевать? Это можно, - Темир почесал переносицу огрубевшим пальцем, пошёл в горницу (называлась так у него комната, которая служила в избе всем и сразу), приглашая гостя за собой. Угостить не особо чем есть, но выставить на стол щей уж можно. От большой печи шёл уютное тепло, но дровишек надо было еще подкинуть.
- Ставни говоришь отремонтируешь? Это славно будет
Темир закинул на плечо край одеяла, как тогу, глянул в горшок на столе. Щи, густые от капусты.

+1

7

На улице уже стемнело. Волк потопал ногами, чтобы стряхнуть снег с ботинок. Развязал тесёмку плаща на шее и повесил его на на руку. Наконец, ведьмак прошёл в единственную комнату. Ещё разок глянул на Тимура. Хм... Тимур. Не похоже на имя сына диких степей, хотя внешность к этому располагает. Ну да не моё дело. Истолковав взгляд юноши на горшок как приглашение к столу, Волк огляделся. Похоже, стулья тут не водились. Ещё работёнка будет. Хоть табурет ему сколочу какой-нибудь. Возле стола стоял лишь сундук, более-менее пригодный к сидению. Ведьмак бросил плащ и заплечный мешок на лавку возле двери и уселся на сундук. Мельком глянул на кошку, трущуюся возле тимуровых ног. Потом взгляд холодных зелёных глаз обратился к самому юноше. Решив, что молчать больше невежливо, Волк потёр бороду и спросил:
- А что, добрый хозяин, давно болеешь? Глупо, как глупо... Не дело напоминать человеку, пустившего тебя в дом на ночь глядя, о его хворях. Хотя этот вроде не обидчивый. Тем временем Волк продолжал:
- Дело в том, что я по призванию алхимик... Странствую, готовлю разные зелья и целебные отвары. Я мог бы и тебя от хвори избавить, коль пожелаешь. Ведьмак выжидательно смотрел на Тимура.

***
А тем временем в голове Волка плавали воспоминания. Насморк Тимура напомнил ему о мальчике. Лет шестнадцати...
Волку тогда было около тридцати. Сейчас ему сорок. Выглядит он, конечно, на тридцать, несмотря на волосы с проседью. Это всё ведьмачья природа. Но дело не в этом. Тогда его выгнали из какого-то города. Сказали, мол, людей травишь своими зельями. Волку такое было не в первой, жизнь научила поменьше раскрывать рот и не вступать в пререкания с местными. Алхимик ушёл из города и начал пробирался через весенний лес. Солнце собиралось закатиться за верхушки деревьев. Снег уже стаял, но листья на деревьях никак не хотели распускаться. Волк насторожился. В яме, усыпанной прелой листвой, лежал мальчик. Он изредка всхлипывал и шмыгал носом. Острые колья на дне ямы пробили ему бок и грудную клетку. Важные органы не были задеты, только поэтому он ещё жил. Мальчуган пошёл побродить по лесу, проверить ловушки, которые поставили взрослые... Вот и угодил в волчью яму.
Волк вздохнул, задумчиво потёр шрам на щеке и спрыгнул в яму. Он был достаточно ловок, чтобы не задеть острые окровавленные колья. Мальчик скосил на ведьмака глаза. В них блеснула надежда. Волк покачал головой и протянул руку к ножу на поясе. Блеснула сталь, всхлипывания прекратились.
- Прости, парень. Ты потерял слишком много крови. - пробормотал ведьмак. Мальчика и правда было уже не спасти. Странник с о шрамом на левой щеке всего лишь закончил страдания бедняги.
Когда Волк вышел из лесу к деревне, неся на руках безжизненное тело, его встретила пятёрка мужчин. Они шли по дороге к лесу. Надеялись найти пропавшего ребёнка. Человек, шедший впереди, вдруг остановился.
- Ты убил его... Ты убил моего сына... - чуть слышно прошептал он. Все пятеро подоставали из-за поясов ножи и хозяйственные топоры. Отец ребёнка бросился на Волка замахиваясь ножом...
Все пятеро погибли. Ведьмак очистил от крови лезвия своего ножа и боевого топора. Оглядев поле боя, трупы мужчин и одного ребёнка, Волк зашагал прочь.

***
Всё это вспомнилось ему за один миг. Он всё ещё сидел в избушке смуглокожего юноши и смотрел на него ничего не выражающим взглядом. Сейчас, вернувшись в то время, Волк бы подумал, стоило ли убивать тех пятерых, защищаясь? Старею, что ли? Сердце размякло? Но скорее всего он просто добил бы мальчика и оставил его лежать в яме. Ни к чему ввязываться в дела, тебя не касающиеся. А нет. не размякло. Может быть и наоборот, ещё сильнее зачерствело. Ухмыльнувшись про себя, ведьмак решил поразмыслить об этом на досуге...

0

8

Пока гость разувался, раздевался, Тимур мельком на него глянул. Крепкий чертяга. Еще вопрос, кто бы вышел живым, если бы они встретились на кривой дорожке в леске и чего-нибудь не поделили бы. Конюх тихо цокнул языком. Понял, что наверное, не он.
- А что, добрый хозяин, давно болеешь? – поинтересовался у него гость, усаживаясь на сундук, что служил и полкой и стулом.
- Второй день всего, - Темир хотел было хмыкнуть, но зашелся кашлем, словно лай старого пса, и чуть не опрокинул себе горшок щей на ногу, вместо того, что бы отправить в печь, куда уже было и поленце подкинуто.
Кот всё ходил за Темиром, стараясь не отставать и терся о ноги, гадина пушистая. Ласковым зверем он тут прикидывается, понимаешь ли. Вероятно, выпрашивал хозяевой милости, что бы не вышвырнул за дверь в стужу и быть может молока налил. Наивная скотина, он врага из избы не выпнул в такую то погоду. И врагу тут дело нашел бы. Вот Волк похозяйничает в домишке, так как хозяин сам то не слепой – видит, что про себя гость это мест окрестил едва ли лестней «сарая». Ну а кот пусть в подполе пошуршит, мышек половит. Вот кому в доме не рад был хозяин, так это мышам проклятым.
Тут Волк предложил ему, то ли похвастаться, то ли и вправду помочь, полечиться алхимией.  «И ставенки вздумал починить, и варить тут чего-то? Ишь какой хозяйственный. И чего не при бабе ещё? Такого соседские бы Любавки утащили бы к себе в горницу и только через свой труп выпустили б», - хмыкнул себе молодец. Редко ему такие рыцари молотка и топора попадались.
- Не очень я верю в алхимию... Хотя-а, - тут Темир пока думку думал, попутно разыскивая на подоконнике лоханки те, в которых было поменьше пыли (протрёт полотном, вот и за чистую сойдёт). Если припомнить настой по бабкиному рецепту, который он тянет для лечения, то едва ли он будет гадостней любой алхимии. Да и если поразмыслить, не похож мужик, вроде, на того, кто вздумает его травануть беленой. А даже если и может ему подсыпать травки какой, что бы его скрючило и не разогнуло, то смыслу с того? Взять у него в избе то и не чего, ну разве что душу губить задарма. Решено:
- А хотя хрен он редки то не слаще. Посмотрим, каков из тебя алхимик... Можешь тут чего взять коли надо... и если еще брать можно, - Тимур кивнул на темные от времени пучки трав под потолком. Леший его знает,можно их заваривать еще или нет.
С этими словами конюх взял тряпку, что была полотенцем, намотал на руку и вытащил горшок из печи. Наконец в избе запахло едой. Из горшка еще тянуло всякими травками, которые туда были покиданы для запаху. Налил щей через край полную лохань. Кот залез на подоконник, сел и внимательно вперился в гостя глазами.

0

9

Волк нахмурился, задумчиво поглядев на кота. И всё-таки я стал мягче. Да, денег у меня нет, но я заплатил бы Тимуру починкой ставень. А вот насморк зачем лечить? Ингредиентов в котомке не так много осталось. Может быть Волк решил искупить вину перед мальчишкой, чьего отца он убил. Тимур очень похоже шмыгал носом. Впрочем, ведьмак и сам не смог бы до конца разобраться в своих мыслях. Слегка пожав плечами, Волк кивнул Тимуру. Глянул на травы под потолком. Решил не связываться и расстегнул один из своих поясных карманов. Волк вздохнул, с сожалением отодвинув от себя щи.
- Ну тогда будем лечить. - без всякого выражения произнёс ведьмак и ухмыльнулся. - Мне б воды горячей нагреть. В горшке. Травы заваривать.
Не отвлекаясь больше, алхимик стал доставать из различных карманов разнообразные ингредиенты. На поясе у него хранилось самое необходимое в повседневной жизни. Остальной запас находился в котомке на лавке. На стол ложились корни, цветы, травы и бутылочки с какими-то экстрактами. Можно было заметить листья мяты, цветки бузины и липы, ягоды шиповника... Волк аккуратно разложил всё это на столе и стал ждать кипятка, поглядывая на смуглокожего юношу...

0

10

- Да нагрею, за этим дело не станется. Ты б лучше жрал, пока не остыло. Согреешься, - буркнул Темир выскальзывая в более прохладные сени, где стояло себе невостребованное ведро воды. Интересно поглядеть, что за алхимия у гостя. Тимур то видел, как его бабка старая зельеца свои готовит, от которых вся конюшня вымереть может, да она с тем же выражением лица готовила и борщ. Было скучно и не зрелищно. Мало ли здесь развлекут сиреневым дымом  снопами искр?
Потоптался в сенях, затащил ведро. В темном углу, где какого только битого и не битого хлама не было, сыскался то ли горшок, то ли еще какая посудина. Залита водой, засунута на пышущий огонь.
И кошак и Тимур не без интереса стали оглядывать склянки, которые Волк расставил на столе. Из всего Тимур распознал только мятку, да шиповник, а некоторые вещицы и бабулька наверное не распознала б. Интересно, она бы заинтересовалась этим, коли жива была бы? Нет, наверное. Бабуля от всего незнакомого отмахивалась, так как для неё на вещи две точки зрения: её и не верная. Ну да, земля ей пухом.
Темир с каждой минутой убеждался, что мужик ему подвернулся занятный.
- Волк, а чего так тебя прозвали? - задал Тимур вопрос, хотя вообще то подмывало ткнуть пальцем на склянки и ненавязчиво поинтересоваться "Это что за невидаль?".
"Ну чего так прозвали... Ну одиночка может. Или за угрюмость никак, нэ?"

0

11

Волк пожал плечами и потёр бороду. А и правда? Чего меня так прозвали? Всем говорю, что из-за глаз... Но Тимур-то уже знает, что я нелюдь. Догадается и о возможности превращения в волка. Ну вот пусть сам и догадывается... Ведьмак хмыкнул и сказал:
- А из-за глаз. - Глаза у него были холодные и серо-зелёные. Действительно чем-то похожие на волчьи. - А кто первый меня так назвал я и не помню уже.
Волк ненадолго замолчал, рассматривая юношу. Наконец, словно решившись, ведьмак произнёс:
- Раз уж мы затронули такие темы... Зачем тебе повязка на лице? Можешь, конечно, не отвечать, я не обижусь. Но надо же поближе познакомиться.
Алхимик ухмыльнулся и посмотрел на кота. Настой валерианы ему накапать что ли? Что б не таращился. Волк про себя улыбнулся...

0

12

- Так значит и вовсе прозвище, - Темир убрал за ухо рыжую прядь что бы не мешалась.
«Блин, наверно, я и вправду вопрос тупой задал. Вот теперь получи ответный удар империи», - выругался про себя Тимурка, когда от Волка последовал ответ, в стиле "а ты хрена лицо упрятал?". Сказать как было? Да ну, дурость молодецкая, вспоминать стыдно, что уж там говорить про рассказывать. Да и неприятно. И вообще не приятно, что обращают излишнее внимание к его внешности.
Хозяин достал из печи живой кипяточек, поставил перед гостем. Было бы с пять веков спустя хотя бы, он бы сказал «ваш кипяток, сударь! Извольте, пока не простыло».
- А чего мне не отвечать? Уродом родился и всё тут, - пожал молодой человек плечами, с убийственным равнодушием, хотя про себя он раза три скорчился. За шкирку снял кота с подоконника: метёт окаянный хвостом по столу. Приютил сволочь наглую.
- Что знакомится это верно. Кстать, надолго ль в городе? – при этом Тимур без разрешения взял одну из склянок, повертел в пальцах. Любопытство взяло своё. Повертел склянку с какой –то дрянькой неведомой. Нет, лучше пусть на месте стоит, а то мало ли что.  Поставил откуда спёр. Затем глянул на стол, заметил, что щей в лоханке не убавилось, и укоризненно посмотрел на Волка. «Сам знаю, что не кашевар княжеский, но и не баба, что бы харчи вкусные готовить. Но мне казалось это очень даже жрётся" - озадачился Тимур.

0

13

Алхимик пожал плечами, потянулся и хрустнул пальцами. Не обратив внимания на укоризненный взгляд Тимура, Волк принялся за работу. Первым делом здоровье. Брюхо набить всегда успеется. - Хмыкнул про себя ведьмак. В горшок с кипятком он начал бросать цветы и пучки трав. Подождав с минуту, Волк отправил в горшок половину содержимого флакончика с какой-то пахучей жидкостью. Подумав немного, алхимик бросил туда и пару листочков перечной мяты. Мята вступит в реакцию с другими компонентами и вкус у отвара станет мятный, лишь с лёгкой горчинкой, вызванной обилием в горшке различных трав. Не ахти какая алхимия. Так кто угодно сделать может. Побросал всякой дряни в кипяток, да жди пока заварится. Не слишком эффектно... Впрочем, парень этот любознательный и смышлёный, сам небось разглядел, что необычность моей алхимии заключается в компонентах. Он-то и разобрал поди, только мяту да цветы кое-какие. Действительно, ведьмак использовал в своих зельях ингредиенты, многие из которых достать было очень сложно. Основная часть их, конечно, лежала в котомке. Не дело лечить простуду, пусть и сильную, диковинными порошками из костей разных чудищ. Аккуратно, чтобы не обжечься, ведьмак отодвинул горшок с отваром и придвинул щи. Улыбнувшись Тимуру, Волк достал из кошеля на поясе складную походную ложку. Такую диковинку он приобрёл давным-давно за морем. То была тёплая и богатая страна. Ручка у ложки была деревянной, умело обработанной и покрытой лаком. Сбоку в ней была прорезь для металлической части ложки - самой чашечки. Давненько Волк не доставал эту ложку. В лесу щи не больно-то сваришь. Отложив ложку, ведьмак стал раскладывать алхимические ингредиенты по карманам на поясе. На столе остался пакетик с растёртым в порошок белым корнем. Бросив щепотку в щи, Волк убрал и его.
- Чтобы снять усталость в ногах. Хорошо помогает после долгой ходьбы. - пояснил ведьмак. Потерев шрам на щеке и приступив наконец к трапезе, Волк продолжил. - А в город ненадолго. Деньжат подкоплю и уйду скорее всего. Ты, хозяин, не волнуйся. У меня времени хватит и ставни подлатать и присутствием своим я тебя долго обременять не буду. - Ведьмак ухмыльнулся и указал ложкой на горшок с отваром.
- Уже пить можно. Сегодня перед сном и завтра утром. Хворобу как рукой снимет. - Волк припомнил дежурную фразу деревенских знахарей, чтобы приободрить Тимура. Всё-таки юноша не мог до конца доверять незнакомцу...

0

14

ооф: совсем из пальца выгрызаю

От всего этого отвара повалил запах трав, какой обычно шёл, когда старая бабка бралась за дело. Тимур думал, что и вовсе забыл этот запах, но оказалось помнит еще. Приятно пощекотывало ноздри, что он непроизвольно шмыгнул.
Много у Волка было всяких вещей непонятных. Когда он достал ложку (как после оказалось), Тимур даже напрягся слегка. Думал, ножичек с лезвием откидным какой. Оказалось очень полезная ложечка, особенно если всё хозяйство передвижное. Кое-чего Тимурка смыслил в этом, сам ведь из кочевников. Волк подбросил в щи щепотку травки, опять пояснил ему свои действия.
- Экой, - одобряюще хмыкнул молодец, уже не сомневаясь, что это еще не все диковины странствующего алхимика.
И тут Волку надо было сказануть, что он не собирается обременять тут хозяина долго. Ключевое слово "обременять".
- Ну тебя… чем бы обременить было, - буркнул он, даже слегка обидевшись. По нему хоть и не скажешь, но гостей он жаловал.
«Да хороший, вродь, мужик. Глядел угрюмо, а сейчас глядь, улыбается», - подумал Темир. Даже кот уже сменил гнев на милость. Полез тереться об ноги. «Думает, что от гостя со стола чего перепадёт?» - Тем нахмурился. Подхалимов и челобитников страсть как не любил.
Волк кивнул на отвар, заверили что пить можно. Фразочка, словно бабушкина, что он опять не удержался фыркнул. Прозорливый ишь какой.
Тимур зачерпнул немного отвара ковшиком, и оттянул в сторону повязку, впрочем повернувшись к волку стороной лица что не пострадала. Принюхался к травам, пахло приятно, пригубил и потянул мелкими глотками. Приятной волной накатило тепло от горла до живота. Отрава, вероятно по-другому действует, поэтому Тимур уже не сомневался, что под крышей у него тут иродов нет.
Ковшик повесил на место и облизав гуды, снова замотал себе лицо.
- Спать на лавке, наверное, положу. Можно и к печи пододвинуть, что бы теплей.
Своего местечка на печке, Тимур впрочем не предлагал. С наступлением этой сраной русской зимы, он старался наоборот поближе к печке-матушке. Хозяин смутно припомнил, куда подевал матрац. Кажись забросил в сундук

0

15

офф: ага, я тоже. Затянулись посиделки))

Волк пожал плечами:
- А мне всё равно где спать. Давай возле двери оставим. Я и не к такому привык. - ведьмак хмыкнул, вспомнив холодную землю и скалы, открытые всем ветрам. После таких ночёвок добрая деревянная лавка, пусть даже стоящая возле двери, пуховой периной покажется. Покончив со щами, Волк утёр рот рукавом. Вытер ложку тряпочкой и сложил всё в карман. Отодвинув от себя опустевший горшок, ведьмак спохватился:
- А ты как же? - он посмотрел на юношу. Вот тебе и отплатил за гостеприимство. Мог бы хоть догадаться всё не съедать. Конечно, еда у Тимура ещё есть, это как пить дать... (тьфу, ну и каламбур) Но как-то невежливо получилось. Волк пожал плечами, встал и подошёл к своему мешку на лавке. Оттуда он достал маленькую вяленую рыбёшку и протянул коту.

Отредактировано Волк (2009-01-23 08:24:58)

0

16

ооф: картина маслом "не ждали"

Темир отмахнулся на немой вопрос Волка.
- Хрена с ним. Не голоден, - Темир вообще слезал с тёплой уютной печи, толкьо за тем что бы глотнуть из кувшина, и справить нужды. Из-за жара и особенной вялости и речи об аппетите не было, но вот когда выздоровеет, можно было не сомневаться, что будет отъедаться как медведь после спячки. Вот тогда и будет наворачить варево горшками.
- Твоё варево крепкое, - Темир полез на печ, забился под одеяло и оттуда глянул на Волка и кота, который уже нашел нового кормильца. "Курва - котяра", - фыркнул Темир при себя  и прикинул , что кот то небось из избы в избу кочевал всю зиму, притирался к людям.
- Поговорим утром, - буркнул Темир уже в подушку. усомнился правда, что утром ожет и не оказаться в избе гостя, уж на такого он человека похож - уйдёт ночью не попращается, и гадай был мужик или не было, привиделся ль в бреду.
Через пару минут дыхание его стало ровное и глубокое, как и сон.

0

17

Волк хмыкнул, глядя на играющего с рыбой кота. Ну что ж. Всё не так плохо, как могло бы быть. Ведьмак молча сидел на лавке, погрузившись в свои мысли. Кот, довольно урча, уже успел улечься на концы его сапогов. Волк поморщился и, разрушив доверие кота, которое завоевал, тихонько пнул его. Кот недовольно мявкнул и запрыгнул к Тимуру на печь. Волк потянулся, скинул сапоги и улёгся на лавку, положив под голову локоть. Утро вечера мудренее... Вскоре вся изба погрузилась в сон.

0


Вы здесь » Старгород » Избы » Старая, но крепкая избушка Темира